обложка : история : дискография : фотоархив : стихи : статьи : ресурсы : новости :



группа "диалог". статьи о творчестве... андрей сильвестров. интервью с к.брейтбургом :
этой фотографией было иллюстрировано интервью


У молодого поколения имя Кима Брейтбурга, скорее всего, будет ассоциироваться с некоторыми шлягерами группы "Премьер-министр" и не так давно завершившимся очень симпатичным телепроектом "Народный артист". Слушатели же поколения за 40, еще хорошо помнят его группу "Диалог" - один из первых филармонических коллективов, делавших (и не без успеха) попытки исполнения арт-рока, и, несмотря на свой "официальный" статус, со значительной армией поклонников. В начале 80-х записи группы активно расходились по домашним фонотекам наряду с песнями других героев тех лет – "Динамика", "Карнавала", "Машины времени". Тем не менее в начале 90-х "Диалог", к неудовольствию фанов, прекратил существование; с тех пор Брейтбург работает как профессиональный композитор и продюсер. О причинах тогдашнего распада "легенды" и о возможности ее возрождения, о сегодняшней жизни "народных…" и дальнейших перспективах с Кимом Брейтбургом не упустил возможности пообщаться ваш корреспондент.


"Yтро": Информационным поводом для нашей с Вами встречи стал выход буквально вчера долгожданной антологии группы "Диалог". В то же время разговоры об этом, на моей памяти, велись еще лет восемь назад. Почему до реального воплощения дело дошло только сейчас?
Ким Брейтбург: Действительно, релиз был назначен на 10 июня, не знаю, правда, насколько он состоялся. Мы, музыканты, какой-то пышной презентации не устраивали – собирать по этому поводу группу, которой не существует уже 12 лет, наверное, не имело смысла – люди все взрослые, занятые. Но пластинки действительно выходят, чему я, да и ребята, безусловно, рады. Всего шесть дисков, в которые вошли произведения, исполнявшиеся группой в период с 1982 по 89-й гг., – то есть весь "классический" "Диалог".
"Y": Издатель антологии – "Монолит", лейбл традиционно специализирующийся на выпуске русской попсы, танцевальной музыки. Чем объясняется такой странный с точки зрения бывшего рокера выбор?
К.Б.: Дело в том, что еще в середине 90-х в России были какие-то издания наших песен, но все это носило такой странный, спонтанный характер. Фирма, выпустившая сборник лучших вещей "Диалога" The Best, в скором времени развалилась; люди, у которых имелись какие-то обязательства передо мной, перед ребятами, – попросту испарились. Что касается альбома "Не уходи, мой ангел" – его в Германии издал мой приятель, наш бывший директор; часть тиража завезли к нам в страну, остальное разошлось неизвестно куда. В общем, все эти дружеские издания нам особых дивидендов не принесли. А с "Монолитом" у нас контрактные отношения, взаимные обязательства – все серьезно. Причем при выборе издателя категория "рокер – не рокер" рассматривалась мною в последнюю очередь. Во-первых, от них исходило конкретное предложение, а во-вторых… Есть такой человек – Саша Бочаров; собственно говоря, антология вышла во многом благодаря его усилиям. Сам я человек достаточно занятой, мне особо некогда было этим всем заниматься; было дело, я уже на все просто махнул рукой. А Саня оказался большим любителем музыки "Диалога", и он настоял, сумел пробить эту идею. Он раньше уже по каким-то своим проектам сталкивался с "Монолитом" и, в общем, остался доволен их условиями. Если люди в коммерческом плане вполне состоятельны и у них нормально развитая трейдерская сеть – почему нет? Да и, я уверен, потребитель вряд ли станет придавать особое значение тому, кто издал диск – главное, что в итоге пластинки все-таки окажутся на прилавках. Мне, как музыканту, это гораздо важнее.
"Y": Мне как давнему поклоннику "Диалога", разумеется, тоже. Опять же как поклонник не могу Вас не спросить – почему "легенда" все-таки тогда распалась? Ведь в начале 80-х "Диалог" заслуженно считался одним из флагманов русскоязычного арт-рока, а лазерно-световое шоу на ваших концертах, выражаясь сегодняшним сленгом, просто "сносило башню". В 86-м, с приходом эстонского гитариста Томаса Ванема звучание группы изменилось, "потяжелело". Наконец, пластинка с Валерием Меладзе в качестве основного вокалиста стала последней в дискографии группы. После этого Вы полностью "ушли в продюсерство", а "Диалог" совместную деятельность прекратил. По-вашему, в нашей стране тогда рок-музыка в целом потеряла актуальность, или же лично Вы устали от рока?
К.Б.: В действительности, причин было несколько. Во-первых, развалился Союз, а музыканты группы к тому времени жили в разных местах: Томас остался в Эстонии, сам я некоторое время продолжал жить на Украине, басист перебрался в Москву, а гитарист – в Ленинград. К тому же, мы ведь были филармоническим коллективом, и с развалом Союза обрушились и все старые наработанные связи. Таким образом, гастроли стали планироваться непонятно как, иной раз совсем короткими, а нам всем тогда было уже под 40, семьи, дети… Да и усталость после 14 лет совместной работы, конечно, тоже накопилась. В общем, мы просто разошлись. Одной из важных причин, кстати, было очень большое разочарование зрителем. Слишком как-то очень быстро и безболезненно слушатели переориентировались с "Автографа", "Машины", "Аквариума" на фонограммную попсу. Возникший ниоткуда "Ласковый май" "убрал" всех нас – всех, кто играл арт-рок, хеви-метал, джаз-рок… Почему так вышло – сложно сказать. Быть может, поколение сменилось, не знаю.
"Y": Да, к сожалению, Вы правы – помимо периода давления "сверху", в истории русского рока действительно было время, когда хлынувшая изо всех щелей стадионная попса фактически задавила всю остальную музыку. Однако та же "Машина" собрала недавно на Красной площади около 15 тыс. зрителей, "Ария", в начале 90-х также переживавшая не лучшие времена, сегодня с успехом продолжает множить традиции русского хеви. Что Вам помешало возродить легенду сейчас?
К.Б.: Дело в том, что мы не считали себя частью поп-культуры. Большинству других героев тех лет, той же "Машине" было проще потому, что в основном они играли и играют песни, маленькие формы; мы же со своими арт-роковыми сюитами оказались в положении эдаких динозавров, слишком крупными для той аудитории, которая сложилась к началу 90-х. Если Вы помните наши шоу, помимо звука наши концерты содержали также сильный видеоряд – все эти лазеры, свет, жидкие слайды… Когда наступили коммерческие времена, возить с собой всю эту кучу аппаратуры стало просто нерентабельно. А опускать себя до уровня фонограммщиков, портить легенду нам не хотелось. Поэтому мы и приняли решение разойтись. Что же насчет возрождения "Диалога" сегодня? Как я уже говорил, бывшие участники группы живут в разных городах, и собираться ради нескольких выступлений в год у нас теперь вряд ли получится.
"Y": Я знаю, в феврале будущего года Вы планируете юбилейный концерт. По-моему, лучшего повода возродить группу, хотя бы на одно выступление, трудно придумать!
К.Б.: Я не стал бы все-таки так далеко загадывать; вероятно, ребята приедут на мой юбилей, и, может быть, несколько композиций мы действительно сыграем вместе, но, скорее всего, дальше этого дело не пойдет. Нам всем ведь уже под 50, правда, все мы форму сохранили. У барабанщика на Украине своя студия, он там иногда поигрывает с теми, кого записывает. Витя Радиевский, басист, сейчас работает директором у Николая Трубача, тоже иногда позволяет себе размять пальцы. Гитарист, правда, ушел из музыки, у него свой бизнес в Питере. Что касается меня, последние несколько лет мы совместно с Евгением Фридляндом занимаемся продюсерской деятельностью.
"Y": Как раз об этом следующий вопрос. В настоящее время на ОРТ с большой помпой проходит уже четвертый, если не ошибаюсь, выпуск "Фабрики звезд". Гораздо более симпатичным был аналогичный проект РТР "Народный артист": во-первых, кастинг участников, как мне показалось, был более демократичным, во-вторых, эфиры замечательно обходились без бытовой "застекольщины", в-третьих, "народного" выбрали действительно всем миром – во всяком случае, создавалось такое впечатление. Но программа закончилась, финалисты записали какой-то там итоговый сборник, и…? Чем "народные" заняты в настоящее время, и будет ли продолжение у этого проекта на телевидении?
К.Б.: На последний вопрос я ответить не в состоянии – насколько я знаю, канал еще на три года пролонгировал договор с правообладателями Pop-Idol, это ведь программа лицензионная, права принадлежат голландцам. Так что это вопрос к руководству канала. Что касается нашего участия в программе? Позовут – мы подумаем, идти ли туда во второй раз: если бы я знал, сколько сил и труда придется туда вбить… За полгода было сделано около ста песен; мы все, конечно, вымотались. Что же касается ребят – да, хорошие ребята, и отбор был честным, никто никого не лоббировал. Не скрою, были люди, кто пытался совать деньги, мы их не взяли. Мы, я имею в виду себя и Женю Фридлянда. Потому что взятые деньги пришлось бы отрабатывать, а от чужой указки мы не хотим зависеть. Доминантой этой программы являются все-таки вокальные данные конкурсантов. Мы, безусловно, будем заниматься дальнейшим продвижением "народных" и дальше, но возможности у нас и у Первого канала разные, поэтому и путь у этих ребят будет, вероятно, сложнее, чем у "фабрикантов". Хотя, с другой стороны, они недавно вернулись с гастролей по стране, концерты проходили везде с большим успехом: такая крепко сделанная программа для всех - и шлягеры, проверенные временем, и новые песни. Кроме того, на днях двое из наших финалистов, Чумаков и Панайотов, поедут в Юрмалу на отборочный конкурс. Так что, думаю, в итоге мы все равно прорвемся…
"Y": Насколько сложно было Вам, бывшему музыканту, входить в новую профессию, хотя и из смежной сферы, я имею в виду продюсерство. Ведь в нашей стране продюсер должен обладать еще и незаурядными организационными способностями?
К.Б.: В этом смысле мне очень, я считаю, повезло с моим компаньоном. У нас сложилось своеобразное разделение труда – Женя в большей части ведет как раз административную работу. Мне же остается музыка – то, чем я занимаюсь профессионально уже без малого 30 лет.


скопировано с сайта "Утренняя газета" - Yтро.ru, 18 июня 2004г.


обложка : история : дискография : фотоархив : стихи : статьи : ресурсы : новости :